Джонатан Мезе: «Искусство — продукт метаболизма»

Джонатан Мезе: «Искусство — продукт метаболизма»

В галерее Red October открылась выставка эпатажного немецкого художника

21 февраля 16:16Соня Шпильберг Соня Шпилберг

Мезе чуть больше сорока. Он носит джинсы клеш, неизменную олимпийку «Адидас», винтажный «кожан» и вообще имеет внешность доброго мушкетера Портоса. В России он уже пятый раз, его живопись экспонировалась в «Риджине», в этот раз Мезе привез несколько скульптур, плакаты и основу инсталляции, которую дополнил прямо здесь книжками издательства «Детская литература», помятыми манекенами и скотчем при помощи сотрудников галереи Red October.

— Привет, Джо, выглядишь сногсшибательно.

— Приветик! Спасибо, я так рад видеть всех вас всех здесь, ха-ха.

— Скажи, почему ты не забиваешь здесь свиней и не бегаешь голым? Ты же такой супер-анархист, а тут просто скелеты, красная мазня со словами «искусство» и «диктатура», тевтонские кресты и страшные советские книжки.

— Я все время говорю: никакой реальности. Ты можешь взять и прикончить этот манекен, но убивать кого-то реально – это та же самая политика, от которой я открестился в своем творчестве. Мое творчество – страна антиреалия. Нет никаких предпосылок к росту и эволюции — лишь для выворачивания реальности наизнанку через саму себя. Круто, что ты заметила эту «нежность» моих работ, потому что искусство — это и есть нежность, простота и естественность самовыражения. Если это не нежно – то это политика, это религиозно, навязчиво, это эзотерика, мордобой или что-то еще. Многие придут сюда и скажут: «Ого, это чересчур брутально», потому что они увидят скелеты, и стереотипы заработают. Но, черт возьми, это никакие не скелеты – это просто игрушки. Это очень важно понимать. Это страна, где все мысли происходят вслух и взаимодействуют между собой. Ты можешь взять ребенка и скрестить его со свастикой безо всякого подтекста.

— Знаешь, это ты не боишься свастики, но для большинства людей — это страшный знак.

— Просто у них проблемы.

— У тебя вообще, я смотрю,  куча символики.

— Мы должны избавиться от тяжести символики, снять с нее то значение, которое сами же вложили, и избавить людей от страхов перед знаками. Сами по себе символы не могут быть плохими или хорошими, они лишь то, что про них думают. Ты можешь использовать свастику как для доброго знака, каким она исторически является, так и во зло — достаточно вспомнить ее последнее «приключение» в истории. Ты можешь взять стакан молока и представить, что в нем вселенское зло, что это яд, или просто — стакан довольно полезного молока. Я могу улыбнуться тебе или нахамить или вообще — убить тебя этим стаканом. И это не будет виной стакана, потому что сам по себе он не несет смысла, как и любая другая вещь вообще. Нет хороших или плохих книг – если лишь идеология или культура, навязанная нам, которая всегда — зло.

читать далее…

 follow us on 



Отзывы закрыты.